Карен Шахназаров: "Нет своей идеологии — будем заимствовать чужую"

Категория: Интервью | Автор новости: sumr, 19-12-2010, 08:52

Карен Шахназаров: "Нет своей идеологии — будем заимствовать чужую"Известность пришла к нему в начале 80-х, когда на экраны вышел его фильм "Мы из джаза" — веселый, нежный, чуть ностальгический. Потом были "Зимний вечер в Гаграх", "Город Зеро", "Цареубийца", "День полнолуния", "Яды, или Всемирная история отравлений"... Есть расхожее мнение, что каждый режиссер всю жизнь снимает один фильм. Если это правило, то Карен Шахназаров — исключение из него, слишком сильно его фильмы отличаются друг от друга по стилистике, по настроению. Пятый год Шахназаров возглавляет киноконцерн "Мосфильм", крупнейшую киностудию страны. При этом умудряется снимать кино.
— Карен, коль скоро вы возглавляете государственное предприятие, самую мощную киностудию страны, вас можно назвать государственным мужем. Значит, можете ответить на некоторые вопросы о связи кино с государством. Известно, например, что решено существенно увеличить бюджетные вливания в кинематограф. А почему именно в кинематограф — не в театр, к примеру, не в оперетту?
— Я, честно говоря, подозреваю, что и театр не обижен судьбой. А кино... Наверное, пришло понимание того, что кино само по себе важно для существования государства.
— Иными словами, кино — искусство идеологическое.
— Конечно, это идеология. Мы долгое время это отрицали, боялись самого слова "идеология", но ведь если нет своей идеологии — значит приходится заимствовать чужую. Это как армия: не хотите кормить свою, кормите чужую. Идеология — это часть существования государства. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. Если мы хотим сохранить свою идеологию, мы должны ее...
-... подкармливать?
— В определенном смысле — да. И кино в этом плане очень важно. Поэтому и решили увеличить финансирование кинематографа. Сейчас "вливания" в кино составляют примерно 50 млн. У.е. в год. Это совсем немного — в среднем на 50 не высокобюджетных картин. В маленькой Швеции ежегодно производится 40.
— В маленьком Гонконге — 600...
— Насчет Гонконга, честно говоря, не знаю. А что касается "Мосфильма", то мы вообще денег из бюджета не получаем. За последние 12 лет у государства не взяли ни копейки. Сами зарабатываем, в первую очередь за счет производства. Плюс продаем права на старые картины. Вот и все.
— Вернемся к вопросу госфинансирования. Нет ли здесь опасности возвращения к старым временам, когда хорошие, но не укладывающиеся в определенные рамки фильмы оказывались "на полке" либо их вообще не давали снимать. Но тогда было чисто идеологическое давление, а теперь к нему прибавится давление рублем. Не будешь снимать что надо — денег не получишь.
— Любое искусство — это и есть идеология. Поскольку вы явно отрицательно относитесь к коммунистической идеологии, вы все к ней и примеряете. Но христианство — это тоже идеология. Искусство Ренессанса — тоже идеология, оно базировалось на христианских сюжетах. Идеология — это наличие идей, вот и все. Искусство — часть мира идей. Априори в искусстве идеология уже заложена. Поэтому, конечно, если государство дает деньги на кино, оно выступает заказчиком. Что вас смущает? Микеланджело свою Сикстинскую капеллу писал с обнаженными фигурами. По заказу писал. А потом кардинал сказал: "Одень". И он написал одежду. Заказ есть заказ. Другой вопрос — во что это выльется. Но все равно — никто, кроме государства, денег не дает.
— А частные инвесторы?
— Ничего они не дают. А если дают, то тоже требуют того, что им нужно. Не надо опасаться насилия над художником — в конце концов, не хочешь снимать по заказу государства — не надо. Ищи другие деньги.
— Я не насилия боюсь, я опасаюсь другого. Кроме режиссеров (а многие из них за деньги будут снимать то, что требуется, лишь бы снимать), есть еще и зритель. Так вот, нет ли опасности навязывания зрителю того, что он будет смотреть? Согласитесь, постулат "кто не хочет, пусть не смотрит" — от лукавого. Зритель смотрит то, что ему показывают.
— По-моему, вы пытаетесь с ходу решать сложные философские вопросы. Боюсь, ни вам, ни мне не дано изменить то, что заложено в природе общества. Вы почему-то все время пытаетесь нынешнюю ситуацию сравнить с тем, что было в советские годы. Но тогда все было иначе — выбора не было, снимали только то, что можно было снимать. А сейчас — полная свобода выбора.
— Какая уж тут свобода, если, как вы сами говорите, частные инвесторы практически перестали вкладывать деньги в кино. Значит, опять кинематографистам на государство уповать. Более того — государство требует от министерства культуры определить приоритетные темы нашего кино. Я, откровенно говоря, всегда считала, что нет приоритетных тем, есть кино — хорошее и плохое. Кто будет определять эти самые приоритетные темы?
— Министерство культуры, служба кинематографии, наверное. Они будут решать, в какое кино надо вкладывать деньги, какое кино надо поддерживать, какое кино — точнее, на какие темы кино — сейчас наиболее нужно государству. В конечном итоге решает зритель. Вот мы сняли фильм "Звезда" — чистый, патриотический, так он себя полностью окупил, зритель его принял очень хорошо. Значит, нужно такое кино?
— Подозреваю, что кассовые сборы голливудской белиберды ничуть не меньше. Так что это еще вопрос, что нужно зрителю. Его-то как раз и не спрашивают.
— Это рынок. Согласен, в рыночных условиях искусство делать трудно. Но мы сами выбрали этот путь. Не вижу особых проблем.
— Есть специальный экспертный совет, который рассматривает заявки на господдержку. Он состоит из тех же самых "киношников". Имеет ли смысл говорить о его объективности?
— Экспертный совет будет меняться и теперь, как предполагается, будет состоять из госчиновников. А то, что он будет субъективен, — конечно, будет. Там же живые люди. Вы, когда пишете статьи, тоже, наверное, субъективны?
— Возможно. Но я ничего не решаю и денег не распределяю.
— А если бы вы сидели в экспертном совете, наверное, тоже давали бы деньги тем, кому сочтете нужным. Другого пока никто не придумал.
— Вот это и настораживает. Деньги-то государственные.
— Вообще-то я считаю, что этим вопросом должен заниматься кто-то один и этот один должен за все отвечать. Пока у нас заседает экспертный совет, пока они что-то между собой решают и никто ни за что в конечном итоге не отвечает, у нас и будет такое кино, как сейчас. Пусть даже этот один человек будет субъективен, но я хочу знать, с кем я имею дело. С одним субъективным человеком легче работать, чем с группой людей как бы объективных — у таких людей нет ни взглядов, ни принципов.
— Ну если вопросы финансирования искусства будут решаться единолично...
— Ничего не надо заранее бояться. Подождем. Может, все будет очень хорошо. Или очень плохо.
— Давайте немного о другом. Сейчас началось акционирование киностудий. Контрольные пакеты акций будут принадлежать государству?
— Насколько я знаю, да. Поначалу, по крайней мере. Но я, кстати, всегда выступал противником акционирования студий. Точнее, я не против акционирования вообще как механизма, но я считаю, что пока мы не знаем, к чему приведет акционирование киноотрасли, ни в коем случае нельзя акционировать такую студию, как "Мосфильм". Если в результате акционирования с ней что-нибудь случится, это будет катастрофой для отечественного кино, потому что здесь производится порядка 80 процентов всей российской кинопродукции. Для начала надо посмотреть, что даст акционирование другим, менее важным студиям — студии Горького, Ленфильму.
— Потренироваться сначала?
— А вдруг они расцветут, как альпийские луга? Тогда пожалуйста. Дураков нет, можно и за "Мосфильм" браться. Но риск слишком велик, в России, как показывает практика, в восьми из десяти случаев любое акционирование приводит к воровству и расхищениям.
— Что произойдет в результате акционирования с фильмофондами?
— Они остаются у государства. Другой вопрос, что, кроме как у "Мосфильма", ни у кого никаких фильмофондов уже не осталось.
— Как же вы удержались?
— Просто мы каждый раз продаем телеканалам право на один показ фильма и не продаем пакеты. С точки зрения сиюминутной это не так выгодно, как продать все сразу, с точки зрения стратегической — намного выгоднее.
— Сколько картин в год производит "Мосфильм"?
— В прошлом году мы выпустили порядка 40 фильмов вместе с телесериалами. Это не считая рекламы.
— И напоследок. Вы что-то сейчас сами снимаете?
— Собираюсь, вот сценарий лежит. Дай Бог, в январе приступлю.
— Что-то масштабное?
— С точки зрения постановочной — серьезное, не в трех стенах и не с тремя актерами. Ну и не "Титаник", конечно.
— На государственные средства снимать будете?
— 50 процентов государственных.
— Странно, по молодости вы больше снимали кино нежное такое, ностальгическое — "Мы из джаза", "Зимний вечер в Гаграх"...
— Что ж, время идет. Хочется размаха, пока силы есть.

Ключевые теги: Карен Шахназаров

Похожие материалы:

Интервью с Тимуром Бекмамбетовым

Интервью с Тимуром Бекмамбетовым

- Вы говорили уже, что ваша главная задача, как кинематографиста, разговаривать с аудиторией на ее языке. А что вы для этого делаете? - Надо больше ходить по улицам, больше знакомиться с людьми, меньше проводить времени в ночных клубах...
Роберт Инглунд (Фредди Крюгер)

Роберт Инглунд (Фредди Крюгер)

ИМ: Роберт, конечно, вы знаете, как в России тебя знают и уважают за "Кошмар на улице Вязов". Чуть что — пресса очень любит строить заголовки на основе ваших ужастиков. РИ: Так и я Россию люблю и уважаю. У меня такое количество русских друзей... особенно с "Ленфильма". Мало того, что эти люди работают за гроши, так они еще умудряются при этом получать от работы удовольствие. 
Катрин Денев: Моя героиня похожа на меня

Катрин Денев: Моя героиня похожа на меня

— У Денев есть дальние предки из нашей страны, русская кровь течет и в вашем сыне Кристиане. Что вы думаете о России? — Я бывала там всегда очень коротко, поэтому самонадеянно было бы считать себя знатоком России. Хотя географически до нее так близко: от Парижа до Москвы всего три часа лету. Но, к сожалению, до фильма "Восток — Запад" у меня не было там серьезных проектов.
Интервью с Тиной Фэй

Интервью с Тиной Фэй

— Чем вас привлекла ваша героиня? — Этот характер абсолютно приземлён, Клэр — одна из нас. Она — работающая мать двоих детей, которая, как и большинство моих знакомых, немного выбилась из сил, изо дня в день воспитывая детей
Интервью с Джерри Брукхаймером

Интервью с Джерри Брукхаймером

— Вас когда-нибудь удивлял кассовый успех фильма, как, например, в случае с «Сокровищем нации»? — Я всегда удивляюсь, когда фильм становится хитом. Я никогда не знаю, что будет. Если вам кто-то говорит, что у них готовится большой хит, они лгут, потому что знать это заранее невозможно.

Просмотров: 1817 | Комментариев: 0

Популярнейшие фильмы:

Система экологического менеджмента гост ISO 14001 irkutsk.cert-russia.ru. . Все подробности женские пуховики оптом тут.
Опрос:
Сейчас в кино! На что пойдёте?
Люди в черном 3
Диктатор
Прометей